Виктор Сажин: Нынешний сенатор Цеков топил меня на суде в 2005 году

svin4_150 Русская весна 2014 г. выдвинула на первые строчки новостных лент целую плеяду ярых борцов за российский Крым, которые, как они сами рассказали, помимо своих прямых депутатских обязанностей по введению в заблуждение киевских властей, а заодно и наивных крымчан, тайно вынашивали планы по присоединению полуострова к матери-России. В этот подпольный патриотизм, десятки лет скрываемый от всех – врагов и друзей, очень хочется верить. Но почему наши криптопатриоты, щедро осыпавшие себя наградами и почестями за свои мнимые подвиги, не признают заслуг патриотов явных, скандировавших на площадях крымских городов «оккупанты, вон из Крыма!», публично сжигавших незаконную конституцию АРК, заваливших суды исками о незаконности включения Крыма в состав Украины и т. д. Завистливая, мелкая, недостойная настоящих героев позиция, тем более что этим людям, рисковавшим не только карьерой, свободой, но, по большому счёту, и жизнью за свою приверженность правде и любовь к Родине, зачастую ничего особенно и не надо, только снять с них клеймо преступников, восстановить честное имя. А награда у них уже есть, причём самая высокая из возможных – Крым вернулся домой, в родную гавань, в Россию! Глубину этого простого чувства нашим новоявленным героям и патриотам за деньги никогда не понять, потому что для этого надо быть не мелкими душой украинскими чиновниками, озабоченными наживой, каковыми все они являются, а обладать великодушием, благородством и широтой истинно русского человека. Сегодня мы беседуем с одним из таких забытых героев крымского сопротивления керчанином Виктором Сажиным.

Виктор, расскажите, что произошло с Вами в 2004 году?

Не все уже помнят, как в декабре 2004 г. кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко отправил в Крым «поезд дружбы» – автоколонну из сотни машин с бандеровскими отморозками для воспитания крымчан в духе «оранжевой революции». А вот мою жизнь этот эпизод переломил пополам – до и после. Весть об «оранжевом автопоезде» по Крыму разнеслась как молния, и на въезде в Армянск его встречали тысячи 3-4 активистов молодёжных организаций различных политических партий, и я в их числе. На наши вежливые советы не ехать дальше, не раздражать пророссийски настроенных крымчан явно обкуренные, со стеклянными глазами бандерлоги начали забрасывать нас апельсинами, которые во множестве везли с собой в тележках. Кому это приятно, пришлось помять их немножко, пару машин перевернуть… Вообще-то наша акция называлась пикетированием и имела целью показать, что в Крыму их гнилые апельсины никому не нужны, пускай сами их жрут. Но раз с первого раза не дошло, то пикетирование и перешло в «демонстрацию трудящимися» своей гражданской позиции. Со второго раза вроде дошло – попрятались по оврагам и как будто инцидент был исчерпан, но не тут-то было. После незаконной победы Ющенко кому-то в Киеве пришло в голову устроить показательную порку непокорных крымчан, и опять всё бездарно – возбудили дело по надуманным статьям и по вымышленным действиям.

Кого-то ещё привлекли по этому делу, кроме Вас?

Два крымских депутата поначалу фигурировали, но от них быстро отстали – политически невыгодно было выпячивать в СМИ их роль, это – Олег Слюсаренко, представитель Русской общины Крыма и Александр Лиев – член Народно-демократической партии. У них в кармане был депутатский мандат Верховного совета Крыма, этим предлогом и воспользовались, чтобы вывести их из дела. А меня решили наказать примерно, чтобы другим неповадно было…

Какое участие принимала Русская община Крыма в Вашей защите от политических репрессий?

А вот это уже совсем интересная история. Нашла и оплатила мне Русская община адвоката, только какого-то странного – вместо того, чтобы выгораживать и защищать клиента, то есть меня, эта девочка меня явно топит, задаёт провокационные вопросы и ставит меня ими в тупик. Я в недоумении – если это адвокат, то кто тогда прокурор? А реальный прокурор видит, какой оборот принимает дело, что у него добровольная помощница объявилась и неровен час меня и в самом деле на семь лет упекут – он-то знал, что всё из пальца высосано – снимает с меня обвинение по главной статье. Тогда и я пошёл в бой – отвод «адвокату» даю и сам себя защищать начинаю. Как-то Сергей Павлович Цеков, председатель Русской общины Крыма самолично в Армянск на процесс пожаловал, я и спрашиваю его из-за решётки – зачем-де он такого защитника мне подсунул. Ответ меня поразил: Витя, говорит, ты не понимаешь – чем дольше ты просидишь, тем дольше мы тобой, как знаменем, махать сможем, а выйдешь – депутатом сделаем, почётом окружим. Э нет, говорю, мне такой план не подходит, спасибо за такой почёт и уважение, и дальше защищал себя сам.

А вообще, как по-вашему, являлась ли в то время Русская община Крыма организацией, выражающая интересы русских?

Ну, вот смотрите, чем занималась эта так называемая община? Концерты, фестивали, круглые столы, возложения венков, кокошники и калачи за самоваром – это разве борьба за права русских на их собственной земле? Русские в Крыму с такой «общиной» стали как ряженые индейцы в американских резервациях. Да и потом, что это за название для организации, где подавляющее население – русские и для которых русская культура родная – «община», что-то маленькое, убогенькое и молящее, чуть ли не коленопреклоненное: дяденьки украинские националисты, разрешите нам в кокошниках за самоваром посидеть, а потом мы снова будем гопак плясать под вашу дудку… Простите мне мою эмоциональность, но когда в судах делопроизводство идёт на «мове», когда аннотации на лекарства пишутся на «мове», когда даже кредитные договора и всё делопроизводство на «мове», когда даже бедные старики и дети вынуждены свои популярные сериалы и мультфильмы смотреть на «мове» и не иначе, а учебники по литературе, где Пушкин оказался зарубежным писателем, и по истории, где Россия извечный враг украинского народа, – это что такое, как не этноцид? Я уже не говорю о том, что прав у нашей автономии было меньше, чем в любой области Украины, попиралось волеизъявление крымчан на трёх референдумах – разве кто-то из Русской общины хоть раз вступился в защиту истинных интересов русских в Крыму? Я про такое не слышал.

А были организации, которые отражали подлинные интересы и чаяния русских на полуострове в годы украинской оккупации?

Вы знаете, я в то время не очень следил за политическими процессами, это сейчас стал больше интересоваться и анализировать. Но на слуху, вот так, не вникая глубоко, это Народный фронт «Севастополь-Крым-Россия», запомнились его очень звучные и дерзкие акции в Севастополе. Ещё, помню, смотрел по телевизору, как эти ребята по почте президенту Ющенко гробик с Конституцией Украины отправили, вырвав из неё раздел о Крыме, смешно было и смело.

Не пытались выйти на контакт с лидерами этой организации и были ли для Вас они примером сопротивления необандеровскому режиму?

Честно сказать, мне в то время было не до того, чуть в тюрьму не загремел за собственную борьбу, к тому же надо было судьбу устраивать после того, как мне её чуть не переломали. Слышал о лидере Фронта Валерии Подъячем, тоже, как и я, под судом оказался. «Прорыв» – тоже была интересная организация, Перекоп ребята копали, отрезали Крым от Украины, «Крымские татары за союз с Россией» мелькал где-то в прессе, «Вера» – тоже на слуху была, но про этих лидеров ничего не могу сказать, не слышал о них. Но они ставили вопрос в принципиальную плоскость – о возвращении Крыма в состав России, поэтому и запоминались и поддерживали в крымчанах русский дух, а не хороводы водили под присмотром «профессиональных русских», вроде Сергея Цекова.

Как Вы сейчас оцениваете свою борьбу за президентство Януковича, нет ли осознания напрасности тех усилий?

Знаете, дело не в Януковиче оказалось, тогда – да, мы думали, что этот человек поможет нам освободиться или хотя бы ослабить удавку украинизации, которая душила всё русское в Крыму. Хоть время и показало его истинную суть как мелкого политического шулера, полезшего в большую политику решать свои шкурные вопросы, безответственно и тупо ставя на кон в этой игре, сути которой он не понимал, судьбы миллионов людей, но эта борьба сплотила крымчан и сформировала особую крымскую ментальность. Она-то, как мне кажется, и сыграла решающую роль, когда пробил час судьбы, и мы все поняли – сейчас или никогда, поднялись и защитили свой крымский дом от неофашистов. Без этого сплочения, которое ковалось в те ещё годы и поддерживалось упомянутыми мной организациями, не было бы и нынешней победы.

Как отразилась Ваша судимость на дальнейшей биографии?

Просидев 2,5 месяца в СИЗО, лежа прямо на полу в камере с отпетыми уголовниками, некоторые из которых были больны туберкулёзом, меня выпустили, ограничившись отбытым наказанием в эти самые 2,5 месяца. Но ведь, как ни крути, а по закону – это судимость! О службе в органах, о чём я мечтал до этого и даже учился заочно на юрфаке, можно было сразу забыть. Но это полбеды – я остался без престижной работы, жилья, которые имел в Симферополе, и никто из тех, кто собирался делать из меня икону сопротивления, не помог и даже не поинтересовался моей судьбой. Уехал в Керчь, где меня никто не знал, начал собирать свою жизнь с нуля. Сейчас всё как бы нормально, но ощущение, что меня использовали в своих целях политические прохвосты не проходит. Кроме того, я политически активен, патриотических взглядов, чётко понимаю, чего хочу и к чему надо стремиться, но в депутаты любого уровня мне путь заказан – клеймо судимости всегда при мне. Иногда жжёт мысль – за что? Ведь за то же самое, за что нынешние депутаты увешались наградами и наградились привилегиями. Я лично знаю тех депутатов горсовета, кто кричал мне в лицо 23 февраля 2014 г. у нас в Керчи, когда мы сорвали украинский флаг и водрузили на его место российский – «Бандера придёт порядок наведёт!», и эти же самые люди теперь с билетами «Единой России» преспокойно сидят на тех же самых депутатских креслах. А я как истинный патриот об этом даже не могу мечтать…

Намерены ли Вы добиваться восстановления своего доброго имени?

Большие надежды у меня в этом плане на думский законопроект о реабилитации репрессированных по политическим мотивам в период украинской оккупации, который, хоть и со скрипом, преодолевая козни пятой колонны, всё же будет принят и восстановит в правах многих настоящих борцов за российский Крым. Иначе и быть не может, иначе не мыслит ни один здравомыслящий человек. Другого пути для восстановления исторической справедливости я не вижу. Потому что представители нынешней крымской власти слишком малодушны, чтобы протянуть руку этим людям и хотя бы на словах публично признать их заслуги в том, что поддерживали в крымчанах дух грядущего воссоединения с Родиной, рискуя всем, что у них есть.

СПРАВКА.

17 марта 2016 года группа депутатов Госдумы от всех фракций внесла на рассмотрение нижней палаты парламента законопроект, предлагающий распространить действие Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий на жителей Крыма и Севастополя, подвергшихся гонениям со стороны властей независимой Украины с 24 августа 1991 года по 18 марта 2014 года.

29 марта 2016 года крымский адвокат Иван Бакай обнародовал список граждан, подвергнувшихся репрессиям в Крыму во времена Украины. В этом числе оказались и известные российские политики. Автор списка считает, что все фигуранты списка должны быть реабилитированы решением Госдумы.

sajin_150

Поделиться новостью

Похожие записи

Рейтинг@Mail.ru bigmir)net TOP 100

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх